среда, 6 сентября 2017 г.

Читалка. АВГУСТ

Чем выше интеллект, тем отчётливее осознаёшь, как страшно жить.
 Штефан Зайдениц. Эти странные немцы

-Четыре тонкие книжки, что читаются на одном дыхании-


Саша Филипенко. ТРАВЛЯ

Что бы ни происходило в стране, как бы ни лажала власть, из моих комментариев следует, что во всём виноваты Штаты. <...> Америка есть единственное оправдание всего дурного на свете. Совсем неважно, происходит ли трагедия в Мурманске или Екатеринбурге — во всём, безусловно, виноваты только проклятые п*ндосы. Крысы загрызли младенца в роддоме под Тулой, полицей­ский изнасиловал задержанного бутылкой в Казани — кто виноват? Конечно, Америка! Мы здесь гадим только потому, что они там срут у себя! Ненависть к Штатам есть единственный и самый действенный мой аргумент.

Замысловато написанная штучка от Саши сыплет неприглядными выдержками из суровой российской действительности. Поначалу занудно, потом интереснее, местами смешно, в общем и целом - никак. Эти потуги бывшего журналиста на литературном поприще напоминают автобиографию или выпуск "Петровки, 38" или и то, и другое вместе. Ну да Саша и не обольщается, честно именуя себя "штатной бездарностью Ромой Романовичем" (эфирный псевдоним). (・ω<)☆

 Люди, над которыми мы гогочем, пишут законы, по которым мы живём.

     Удручающее повествование мудрёно завязано на принципах музыкального исполнительства (также в тексте имеется, видать, давняя находка автора, записанная где-нибудь в блокнотике, в виде спича, "элегантно" завязанного на принципах игры в футбол). На первых парах читатель путается во всех этих Смысловых, Владимире, Кало, Александре и Пятом, постепенно однако же картинка становится яснее, повествование выравнивается, становится понятно что тут к чему. А суть вот в чём: параллельно рассказу Михаила Смыслова об его поганой житухе после дефолта 98-го разворачиваются описываемые и косвенно касающиеся происходящего события, а также приводятся выдержки из забавного (смех сквозь слёзы пробирает меня от осознания аналогичной действительности) рассказа журналиста, которого, собственно, травят. Травят изощрённо, жестоко... такое ощущение, что автор над нами издевается, ведь описываемые действия просто составляют каждодневную жизнь россиян!.. Вот хороняка! Тут хочешь не хочешь, себя ничтожеством ощутишь:) 
     Не поняла смысловой нагрузки в вечном цитировании песен. Порой огромные куски текстов изрядно бесили. В общем и целом не знаю, как к этому произведению относится, ибо параллельно, но обложка превосходная, этого у него не отнять! ヾ(^ω^*)
 
У человека ведь не бывает смерти. Ты живёшь и вдруг перестаёшь жить. Вот и всё. Важно понять и принять, что мы никогда не умираем, умирают люди вокруг нас. Когда ты умрёшь, ты не поймёшь этого. Не будет у тебя чёрного экрана с титром fin. Так что в этом проблемы нет.


Бен Баркоу, Штефан Зайдениц. ЭТИ СТРАННЫЕ НЕМЦЫ   

Современных потомков тевтонцев нередко сравнивают с человекоподобными монстрами с лязгающими голосами и лающей речью, однако признают безусловное превосходство их автопрома и футбольных команд. 

Вот уж точно человеки из моего вампитера и карраса*!) Хотя кому не близки "раскаяние за своё прошлое, сомнение в своём сегодняшнем предназначении и неуверенность в завтрашнем дне"! Очень забавная маленькая книжонка, что читается на одном дыхании, авторы которой с иронией описывают нацию трудяг, свободолюбцев и ужасных креативщиков. Из неё вы узнаете, что юмор совсем не присущ немцам, зато для этих людей характерны добросовестность, скрупулёзность, исполнительность и надёжность (как будто резюме заполняю, блин:). 
     Так же "немец старой закалки" и преподаватель Итонского колледжа (авторы книги) утверждают, что немцам присущи тонкая душевная организация, откуда проистекают душевные метания, что вызывают в представителях этой нации жажду самопознания. Есть там и про нерешительность, и зашкаливающую мозговитость, привязанность к лесу, безграничную любовь к собакам, про сложности сближения с людьми, про постоянное предвкушение беды, маниакальную заботу о чистоте обуви, эписофичные книги с обязательным несчастливым концом и вообще высоколобое чтение, неприятие разговоров ни о чём, а ещё с удивлением и радостью узнаёшь, что: "Немцы - отчаянные сквернословы и богохульники, их язык будто специально заточен под цветистую ругань. <...> Слово «дерьмо» (Scheiße) употреб­ляется настолько часто, что далеко не каждый немец с ходу сообразит, что он только что грязно выругался.":) Ещё они много жрут, как тут написано, потому как не знают ни в чём меры после голода, который испытывала нация во время войны. Ещё у них есть слово, характеризующее "чувство глубокого удовлетворения, которое буквально захлёстывает при известии о несчастье другого". Короче, люди как люди.   
     Пожалуй, хотелось бы проникнуться их хвалёным орднунгом. "Ordnung muss sein" - "Порядок превыше всего". У немцев это понятие, правда, граничит с истерией, но в терапевтических дозах, полагаю, понятие это пойдёт только на пользу (особливо, когда ну совершенно нет никакого желания продолжать отшив "Речушки на опушке")). 

У каждого уважающего себя немца на лице написана вселенская скорбь (Weltschmerz), а в душе он гордится своей непонятостью.

* Аллюзия на «Колыбель для кошки» Курта Воннегута


Святослав Сахарнов. ТАМ ЖИВУТ ОДНИ КИТЫ
  
— Странно… Познакомился с кем-нибудь?
— Познакомился.
— Как его зовут?
— Зина.
— Очень хорошо! Я всегда мечтала, чтобы ты подружился с девочкой.
— Это мальчик.
— Да? А ещё с кем?
— С Петькой.
— Это что — тоже девочка?
— Это четыре мальчика… Ещё с Косым Эдиком.
— Удивительные имена! — сказала мама. — Ну что ж, я вижу, жизнь налаживается. Давайте ложиться спать!


Суровая детская книжка времён советского союза досталась мне из списанных библиотечных фондов. Просто выбираешь на "Списанных книгах. РФ" до десяти книг за раз и получаешь своего кота в мешке:)) Книжка не то, чтобы неинтересная, но и не шедевр детской литературы. Ещё бы, ведь написана она ни разу не детским писателем, а очень даже бывшим воякой и морским волком (или морской свинкой, хаха!). 
     В 77страничном издании с чёрно-белыми, как водится, картинками, содержится шесть связанных и никак не связанных между собой рассказов об околоводных приключениях (ээ, если эти события можно так назвать). В первом рассказе, озаглавленном, как и вся книга - "Там живут одни киты", скромный мальчик Дима переезжает с родителями, которые чего-то мотаются по всему союзу, во Владивосток, точнее куда-то рядом. Там их встретили аквариумы с кальмарами, камбалой, крабами и грубые мальчишки, которые пальто пуговиц лишают. Ещё в новом месте обитала фриковатая сторожиха с козой и винтовкой и мальчик Зинка...
     Пальто, над которым поглумились аборигены, одно из главных действующих лиц рассказа практически. Зелёное пальто с большими чёрными пуговицами служит поводом для знакомства с Зинкой. Ведь у Зинченко Бориса - таково настоящее имя новоиспечённого Димкиного друга - точно такая же верхняя одежда. Не помню за что там невзлюбили этого парня в экстравагантном наряде местные хулиганы - четыре Петьки и Косой Эдик, да вот только теперь и наш Димка под прессингом этих шалопаев - вот оно роковое последствие неправильного выбора одежды:) Только ты к этим парням всем привыкаешь, как рассказы про честнУю компанию резко обрываются и повествование, не уходя далеко от морской тематики, переходит на дяденек с медведями на борту. Старый лоцман Прохор Петрович обожает свою медведицу Машку, то и дело ходит на почту в надежде получить весточку от близких (или чего-то там в этом роде) и куда-то уезжает как раз тогда, когда долгожданный конверт приходит. Как-то так... 
     А автор так и пишет, что китов  в книге никаких нет, это такое выражение, призванное охарактеризовать дальность места, типа на краю земли находятся Японское море и бухта, где поселились герои. Типа в таком месте одни киты живут. "Киты" - незатейливое, но приятное чтение. Книга содержит потрясающие (читать на манер произношения этого слова Михалковым) главы: "Скосяченная рыба", "Косой Эдик", "Поворотный буй".   

— Кто живет на Дальнем Востоке?
— Там живут одни киты.

                 (из разговоров)  


БАБОЧКИ И ХРИЗАНТЕМЫ. Японская классическая поэзия IX-XIX веков

Как хорошо,
Когда вскипятишь себе чаю, 
Сядешь, ноги поджав,
И набьёшь полон рот вкуснющим,
Ароматным, жирным пельменем.

          Татибана Акэми (1812-1868)

Форменное эстетическое наслаждение эта книжица в сто двадцать страниц! Великолепные иллюстрации искусной рисовки переплетаются с изысканными стихами, создавая поистине волшебный мир, полный необычных образов, тонкого восприятия. Воистину, гений чистой красоты!


     Произведеньица разделены на блоки по сезонам времён года. Тон всему, как положено, задаёт весна. Как водится, в этом разделе много-много сакуры - вишнёвые ветви облетают в суп: "Под вишней сижу. Всюду - в супе и в рыбном салате лепестки цветов"¹, служат пристанищем для птиц: "Как хорошо, когда за окном у тебя сядет на ветку птица из дальних краёв и распевает с утра"² и символом недолговечности красоты: "Глаз нельзя оторвать от вишен в цветенье весеннем, хоть недолог их век. А они, увы, и не знают, что краса их падёт под ветром"³.


     Лето предстаёт временем проливных дождей: "Летняя гроза. Карпа в заводи по макушке стукнули капли..."⁴, пышным цветением пионов: "Дикие пионы. Сейчас - их время. В чудесном полном цветении: разве можно сорвать их? Как можно их не сорвать?"⁵, изнуряющей жары и оглушительным звоном цикад, без которых нельзя представить эту страну. И так далее по списку сезонов. Очень необычно смотрятся зимние пейзажи. Как-то в голове сложился образ, скорее, тёплой страны, а там снега, как у нас, оказывается. В книжке отыщутся зарисовки на любой случай жизни. Японцы народ наблюдательный, всё подмечено очень тонко. Мне больше всего понравился стихотворный набросок Татибана Акэми, представленный в начале обзора))
     Очень рекомендую этот эстетический до мозга каптала, так сказать, сборничек настоящим ценителям изящного!  
  
 
1. Басё (1644-1694)
2. Татибана Акэми (1812-1868)
3. Ки-но Цураюки (868-946)
4. Сики (1867-1902)
5. Рёкан (1785-1831)

8 комментариев:

  1. Вот последнюю книжицу с японской поэзией захотелось почитать)))

    ОтветитьУдалить
  2. Лана, спасибо за обзор! :) Очень понравилась книга японской поэзии - красиво, тонко, и сейчас какое-то такое состояние души, когда начинаешь понимать их поэзию... в общем, здорово) Кстати, по поводу немцев очень хотелось сказать, что недавно читала про немцев и юмор, на самом деле он там есть, просто странный и непонятный :))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мариночка, рада, что "Читалка" угодила!D Японцев совершенно случайно в довесок ко всему прочему захватила, случайно углядев на полке это кроохотное изданьице.
      Странный юмор интригует, я тоже хочу юморных немцев! А кино у них классное, вот "Гуд бай, Берлин!/Tschick" любимого Фатиха Акина (который, правда, турок:), например, из последнего очень понравилось. Такой парнишка там хорошенький - Тристан Гёбель - снялся, что уже на заметку "Белые ночи" с ним взяла. Люблю европейское кино, которое всё же душевнее, нежели американское... хотя причём тут вообще фильмы, если мы о книгах))

      Удалить
  3. Эпиграф в точку, правда жизни. Интересно было почитать. Смотрела недавно лекцию на ютубе о японской поэзии и эстетике в целом. Все-таки удивительная это страна!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я тоже лекции про Японию смотрела в ютубе арзамасовские. Да уж Япония во всём своём безумном разнообразии и некотором безобразии очень притягательная страна! Вот бы там побывать (а ещё лучше пожить, хы;).

      Удалить
  4. Мне тоже нравится Басё :
    "Цветы засохли,
    Но семена летят ,
    Как чьи-то слезы.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Изысканные строки, которые сразу в воображении образы красивые вызывают. Ах, как же красиво они ощущают действительность и пишут о ней!)

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...