вторник, 6 марта 2018 г.

СМУТА В ДУШЕ И ВОЛНЕНИЯ ВОВНЕ - КНИГИ, ЧТО ОТОЗВАЛИСЬ ВО МНЕ

Я знаю алфавит, может быть я смогу быть писателем...

 Хьюберт Селби ( автор «Реквиема по мечте»)


Диана Акерман. ЖЕНА СМОТРИТЕЛЯ ЗООПАРКА 

Выходя за пределы самое себя, ставя свои чувства в один ряд со звериными, она занималась своими питомцами с неослабевающим интересом, и что-то в этой сонастроенности помогало тем чувствовать себя в безопасности.

Дианочка, милая, я уверена, ты хорошая девочка, но пожалуйста, люба моя, оставь это своё ненасытное писательство, деточка! Ну не твоё это, не-тво-ё и точка. Это просто невозможно! Невозможно поверить, сколько преподавателей рвутся в писатели и что безудержная графомания может довести до экранизации и публикации в другой стране совершенно наивного, проходного произведения. Диана, как знатная отличница - наша бесталанная перфекционистка защитила магистерскую и докторскую степени в Корнелльском Университете - перелопатила уйму материалов на заданную тему, повстречалась со множеством людей, побывала в чёрт-те каких местах, связанных с описываемыми событиями, но, ей-богу, лучше бы страстная исследовательница добавила толику фантазии в эти свои скучнейшие, притянутые за уши, тщательно задокументированные обстоятельства! Ведь писать роман и корпеть над диссертацией это не одно и то же...

     Прям так и видится как было дело: наша Дианочка, вся такая сгораемая от энтузиазма начинает разрабатывать тему - изучает дневники своей героини Антонины о годах, проведённых под гнётом фашистской оккупации, допытывается у несчастного Рышарда, сына Антонины, какими духами пользовалась мать, да как жестикулировала, рассматривает фото героической протагонистки своей и наковыривает там фактики, которыми неуклюже так, как старательный хомячок, нагромождает свой наивный текст. Ага, Антонина носила платья в горошек, так и отметим в книге! - радостно потирает руки, основательно взявшаяся за дело Диночка. Ян - собственно смотритель зоопарка - носил часы на запястье левой руки, будет вам «волосатое запястье левой руки»! Мне-просто-выносила-мозг-эта-книга! Первые страниц тридцать... не помню, потом то ли маразм перестал зашкаливать со всеми этими пчёлками, почитаемыми «как слуги Господа» и липовыми аллеями в Пражском парке, то ли чутьё притупилось и мозг постепенно привык к внезапной смене темы и неуместному появлению сторонних героев в романе. Вот непонятно, кстати, это документальная проза или художественная всё же?.. Учитывая, что в 2012 году Акерман получила Пулитцера за трогательную автобиографию «100 имён любви» (не читала), то и «Жену», по всей видимости, следует считать неудачным образчиком документальной литературы. Этакий буквенный монстр, based on real events. Тут много всего не по делу, много нагромождений ненужных сведений, лишних фактов, множество лиц и возвышенных эпитетов в адрес поляков, которые у авторки все сплошь борцы за справедливость, честные, героические люди, готовые рисковать своей  жизнью и жизнями своих близких ради евреев; которые не спасовали перед немцами и принялись разворачивать бурную деятельность в подполье.

В домике не было даже радио, и природа была источником всех новостей, игр и уроков, а одним из популярных местных развлечений было пойти в лес и считать осины.

     У Акерман ситуация получилось однобокой. Интересно, смотрела ли эта на четверть полячка (дедушка и бабушка авторки по материнской линии родом из Польши) девятичасовой документальный фильм 85-го года «Шоа», где ситуация предстаёт не столь однозначной. Никто не ставит под сомнение добрые побуждения четы Жабинских и отдельных поляков, женщин из «Жеготы» (подпольного Совета помощи евреям) например, но и однобокую радужную картину мира вырисовывать нам тут не надо. Вот Маша Рольникайте отразила весь спектр характеров и событий, происходящих в то же время в Литве.
     Ещё из минусов: утомительные приторно-сладкие описания природы, идиотские музыкальные метафоры, с «завидным» постоянством, встречающиеся в начале текста и к моей вящей радости иссякающие ближе к середине, сходя практически на нет в конце повествования (ну конечно, ведь Антонина владела нотной грамотой и могла наиграть на пианино чего-то бравурное в качестве знамения об опасности, когда прячущимся на вилле следовало бросаться в укрытия), блажь про телепатические способности неунывающей жены смотрителя зоопарка, сожаления о том, что её сын лишился любимого щенка в то время, как у других попросту убивают детей и да, трогательный момент в начале книги - «Ян и Антонина Жабинские работали в зоопарке, они были христианами, и их приводил в ужас нацистский расизм»... Каково! Я даже не буду тут ничего говорить, ибо просто зашквар. Ну ладно, скажу: а кабы они не были праведниками по вере, то и нацисты бы им показались людьми вполне себе милыми, так что ли? И помогать в принципе отпала бы необходимость кому бы то ни было, но так уж случилось - христианство - и вот наши герои уже вовсю проставляются перед господом своим. (°ロ°)! «Восторженная чушь», «бессвязная лабуда», «сплошной фейспалм» - такие эпитеты только и приходили на ум во время прочтения данного, с позволения сказать, литературного произведения, иные пассажи просто вымораживали и выносили мозг. Всё, решительно всё бесит в этой книге - начиная от несостыковок (то Антонина с Яном предвидели войну, то вдруг, через десять страниц, она стала для них полной неожиданностью) и заканчивая корявым языком. Романтическо-анималистический бред с военным окрасом. Героям совершенно не хочется ни сопереживать, ни сочувствовать; я очень надеюсь, что подобное книжное разочарование в этом году меня больше не постигнет. Хотя про подпольные организации почитать было всё же интересно;)


Когда она рассказывала гостям захватывающие истории о рысях и других зверях, обширное и размытое зеленое пятно земли мгновенно собиралось в фокус, как одиночное лицо или мотив, как нечто, имеющее имя.



Джон Дэвид Калифорния. ВЕЧЕРОМ ВО РЖИ. 60 ЛЕТ СПУСТЯ

По-моему, старость – это как заброшенная, ветхая хижина, с которой всем одна морока. Снести её – и дело с концом: кому охота перебирать скрипучие половицы, латать прохудившуюся крышу.


Немного странный, хоть и довольно уютный роман. Я, правда, не знаю, как разбирать произведение, основанное на другом произведении и провозглашающее себя первоисточника продолжением. Некий Джон Дэвид Калифорния вполне себе проникся духом романа, но всё равно, конечно, не чувствуется, что его персонаж и вправду любимый Холден. Хотя бы потому, что у Колфилда не могло быть такой обыкновенной, правильной жизни, которую прожил в фантазиях эксплуататора сэлинджеровского наследия, постаревший подросток. Чего-то всё как-то ровно, по-обывательски, тогда как мятежная сущность полюбившегося всем парнишки в красной охотничьей шапке должна бы не находить себе в неудобоваримом мире места, должна бунтовать, идти не по проторенным дорожкам. Мне так во всяком случае кажется.

     Правда, бунт у семидесятилетнего псевдохолдена всё же случился, о чём и поведал в красках Калифорния. Нет, написано очень талантливо, ничего не скажешь; Калифорнии удалось передать характер героя, манеру письма оригинального текста. Автор проштудировал, похоже, не только оригинальный текст Сэлинджера, но и внимательно ознакомился с биографией своеобразного писателя, и похоже даже, не обошёл стороной обличительные публикации Маргарет Сэлинджер - дочери писателя. Похвальное рвение, но выглядит всё это как-то противоестественно; будто автор писал сочинение на тему, основываясь на предоставленных сведениях, как в каком-нибудь «Караване историй» или «Story». Нет, почитать можно конечно, с этой книжкой про неугомонного старичишку даже приятно провести пару вечеров на диване, вот только стоит ли читать этакий ремейк или, точнее сказать, сиквел полюбившегося романа? Калифорния, конечно, тоже внёс свой вклад - придумал фишку про отношения писателя и персонажа, собственно Сэлинджера и Колфилда, но это до того запутанно всё, что не особо впечатлило. 

     Признаться, «Над пропастью во ржи» я читала довольно давно и уже успела несколько позабыть отдельные детали романа; будь моя память получше, возможно, продолжение воспринялось бы несколько иначе... а может, и наоборот, кто знает)) Не люблю перечитывать книги, потому как предпочитаю хранить в сердце то первое впечатление, тот ни с чем не передаваемый изначальный восторг. Если произведение уже стало частью меня, угнездилось глубоко в сознании, зачем разочаровываться впоследствии. Тем более не вижу смысла возвращаться к уже прочитанному, ведь выходит такое множество книг новых, с которыми тоже хочется ознакомиться.
Сэлинджер был очень созвучен моим мыслям, я чувствую, что автор повествует и про меня тоже, потому не могла пройти мимо продолжения, которое и не разочаровало, и не особо заворожило. Особенно мне неприятно, что в новой интерпретации Холден, отчего-то, с упорством маньяка или эксгибициониста скорее, то и дело справляет малую нужду на улице. Разве наш трепетный мальчик из первого романа стал бы себя так вести? Это же ведь просто отвратительно, ещё бы сестрёнка Фиби рядом на корточках пристроилась к вящей радости! Короче, под конец книги меня утомило и это физиологическое обстоятельство, и сам карманный философ, и автор, похоже, ко всему являющийся к тому же фанатом «Дня сурка», потому как использует в тексте похожий приёмчик. Ей-богу, жаль, авитальная активность нового Колфилда не увенчалась успехом, ведь у героя присутствовала вполне оправданная анемическая мотивация (потеря смысла жизни)... хотя тут не всё так просто;) Но вообще мне понравилось, в книге много интересных цитат))   

P.S. Холден Колфилд предположительно был геем, у-ху-ху-ху-ху!..

В этом мире для всего есть причина; происходят какие-то события, а ты шагаешь по жизни, ни о чём не догадываясь, потому что не видишь общую картину. Но это и не обязательно: жизнь сама привёдет тебя в такие пункты, которые – по какой-то причине – предназначены для тебя одного.




Мэтью Квик. ПРОСТИ МЕНЯ, ЛЕОНАРД ПИКОК

Я знаю, что ты хочешь свести счёты с жизнью, что не ждёшь ничего хорошего от будущего, что мир представляется тебе мрачным и жутким местом, и, возможно, ты прав: мир и в самом деле может оказаться ужасным. 

Я знаю, что ты сейчас на грани. 

Но, пожалуйста, постарайся продержаться подольше.

Мне сразу в этой книге понравилось посвящение (после описания разумеется;): «Посвящается смотрителям маяков - бывшим, настоящим и будущим». Прикольно, правда ведь?)) Роман попался на глаза совершенно случайно - искала на той полке «Страну приливов» Митча Каллина, а обнаружила вот этот выстраданный, трогательный роман, пропитанный подростковым отчаянием, которое выражается всегда одинаково: неприятие взрослых, жизни с установившимися в ней спорными порядками, несправедливостью, с которой не может мириться хрупкая психика, вдобавок израненная пережитым негативным опытом, мысли о самоубийстве наконец. Мне понравилось размышлять вместе с Леонардом на темы, которые и меня волновали в его возрасте. Ну хорошо, признаюсь, что это снова старая любимая холденколфилдовщина - я таких персонажей, как знаменитый потерянный паренёк в красной охотничьей шапке или совершенно неизвестный буйный чувак, с ума сходивший по девушкам в штанах с накладными карманами (это я сейчас про Майка - героя некогда любимейшего своего романа Майка Дилана Раскина «Маленький Нью-Йоркский ублюдок») завсегда примечаю и привечаю, так что могу судить о книге предвзято.

     Так вот, как я уже сказала, Квик (это, кстати, он написал замечательный «Серебристый луч надежды»), по ходу, очень вдохновился любимым произведением всех маньяков и описал подобного Колфилду персонажа, только с поправкой на современные реалии (вы же в курсе про Колумбайн?) и теперь дурацкую охотничью шапку заменяет не менее дурацкая федора, в которой Хамфри Богарт играл практически каждую свою роль. Я вот лично ни разу в жизни не видела этого актёра на экране, в то время как Леонард отсмотрел тысячи и тысячи чёрно-белых кадров с участием любимчика американской публики сороковых годов. На пару со своим древним соседом Уолтом, который, собственно, и заразил парня богартоманией. Но хоть имя актёра, которому выпала офигительная, в отличие от героя книги, судьба, повторяется с, я бы сказала, незавидным постоянством, а Леонард с Уолтом то и дело обмениваются репликами из знаменитых некогда фильмов, мне совершенно не захотелось самой разделить увлечённость персонажей романа и глянуть краем глаза на «Касабланку» или там ещё чего-нибудь, упомянутое в книге - хватило невероятно непривлекательной физиономии актёра, которая зырит на меня сейчас с экрана (фу, и как только этот забулдыжный бурундук мог быть предметом восхищения в своё время; и почему в штатах в те времена мужики так старательно морщили свои загорелые старческие лбы? Даже Джеймс Дин в свои двадцать с хвостиком выглядит каким-то старым). 

     Мне кажется, что парнишка этот - Леонард Пикок, - от чьего лица, собственно, повествование ведётся, очень умён, но не таким умом, когда задачки по математике щёлкаешь на раз или там запоминаешь большие куски текста (хотя, справедливости ради, он и на такое способен - шутка ли, знать наизусть всего «Гамлета»), а когда задаёшься вопросами о мире, предаёшься размышлениям обо всём на свете, ищешь небанальные ответы на давно известные всем вопросы. Не знаю, как это обозвать... житейская мудрость - что-то не то... Возможно, сознательность? Ведь очень часто умные люди отчего-то бывают непроходимо тупы, когда дело касается не тестов, а отношений между людьми, а знание каких-нибудь там законов термодинамики зачастую не добавляет доброты и даже наоборот. Скорее, таких не чутких всезнаек следует называть эрудитами, я считаю. Он отличается от ребят, с которыми учится, чувствует свою инаковость, блуждая по улицам... забыла какого города и именует себя другим. Оно и понятно - страдания, как водится, делают человека взрослее и проницательнее. Однако взрослость эта странным образом инфантильная, возможно, потому что ребёнок, предоставленный сам себе, взрослеет, как умеет и никогда так и не достигает зрелости. Впрочем, это даже плюс для творческого человека, которому к лицу чудачества - с недавних пор Леонард сделался ценителем современного искусства;) Чудаковатый - так он себя характеризует. И не зря, ведь хобби его следующее: следить за печальными взрослыми в поезде! В нестандартности мышления несостоявшемуся убийце-самоубийце не откажешь)) 

ㅡ А что ты исследуешь?
ㅡ Взросление и возможность быть счастливым, став взрослым.

     А вообще это, конечно, красивая сказка. Я бы даже сказала в духе лидера нашей страны, когда он во всех своих пресс-конференциях распинается в духе нужно и должно. Так и тут описано, как должно быть, но чего днём с огнём не сыщешь в реальной жизни. Не верю я в эти байки про сердобольных учителей, как в дораме «Крутой учитель Онидзука» или аниме «Класс убийц», где Эйкити Онидзука и Коро-сенсей соответственно души не чают в своих детках и готовы на всё, чтобы не дать их в обиду. Так и у Квика - харизматичный преподаватель холокоста очень озабочен душевным состоянием своего подопечного: не жалеет времени на разговоры, бросается на помощь, когда тому совсем худо, увещевает, что впереди парня ждёт только хорошее (ну да-ну да). Так не бывает, иначе не случилось бы того же Колумбайна и множества случаев изощрённых подростковых самоубийств (здесь я рассматриваю массовые расстрелы в школах, как изощрённый способ свести счёты с жизнью) после него. Никто не придёт на помощь, никто не будет заботиться о ком-то, кроме себя, если ты сам не найдёшь в себе достаточно сил продолжать бороться, то каюк. Не знаю, зачем давать читателям ложные надежды. Как показывает практика, у мальчиков так называемый внутренний стержень отсутствует. Но всё равно книга светлая, читается на одном дыхании, увлекает и по прочтении попадает в избранные произведения на «LiveLib»;)  

     А ещё роман отличается оригинальной подачей - все эти сноски, предложения, записанные столбиком, письма из будущего - очень увлекательно открывать для себя нечто новое. Книгу буквально растащила на цитаты - очень уж там много интересных мыслей. Она, кстати, невероятно перекликается с романом Гевина Экстенса «Вселенная против Алекса Вудса, или Светская церковь Курта Воннегута», который я сейчас слушаю. Там тоже весьма умненький мальчик дружит исключительно с пожилым соседом, который в свою очередь, привил ему любовь к произведениям Воннегута, сравнивает одноклассников с обезьянами и нелестно отзывается о взбалмошной своей матери. Вот тебе, бабушка, и весёлый рикошет)) Саундтреком к книге отлично послужит песня Babyshambles  под названием «Lost Art Of Murder».      

 P.S. Я не совсем поняла, но вероятно, автор попытался отобразить ход мыслей подростков с особенностями психики, что способны на те ужасные преступления, которое происходят при помощи оружия. Эти дети вроде бы и умненькие, но в то же время считывают искажённую картину мира. Они никогда не могут понять до конца ни себя в частности, ни мира в целом. При этом они осознают свою инаковость, отчего ещё больше отдаляются ото всех, разочаровываясь. Прежде всего в себе. Отчаяние вкупе с со своеобразными сверхидеями и сомнительными философствованиями, у которых, быть может, и имеется разумное зерно, но они всё же утопичны и зачастую склонны к экстремизизму, неизменно приводит к трагедии, которой, вероятно, можно было бы избежать, окажись рядом с потенциальным самоубийцей - ведь массовое убийство - это зачастую такой «красивый», показушный способ уйти из жизни - неравнодушный взрослый, который просто выразил бы идею, что всё образуется. Такая малость, а делает большое дело. Маленьким людям не просто разобраться в хаосе собственных мыслей, отыскать верный путь, распутать клубок иллюзий, в который их по каким-то причинам затянуло. Всё взаимосвязано: искренняя улыбка учителя или любого другого небезучастного взрослого - необязательно родителя, ведь очень может быть, что психологическую травму наши безрассудные одиночки получают как раз в лоне семьи; родителей не выбирают - ободрение, а не осуждение и, глядишь, общество могло бы избежать сотен «свежевысаженных» крестов по вине человека, который поставил на себе крест.

 P.P.S. Учителя, который озаботился личными переживаниями горемыки Пикока, Квик ловко нарёк Силверманом, что созвучно названию первого, невероятно успешного, романа писателя -  «The Silver Linings Playbook». Как говорится, надежда умирает последней. Ура, товарищи!)


Я просто глупый ребёнок. Время от времени одеваюсь как взрослый и прогуливаю школу, чтобы на своей шкуре почувствовать, каково это – быть взрослым. Понятно? Я просто хочу для себя понять, стоит ли стремиться поскорее повзрослеть. Такие дела. Ну, вот я и провожаю до работы самого несчастного на вид взрослого, потому что знаю: когда-нибудь и я буду таким – самым несчастным взрослым во всём поезде. И мне необходимо знать, смогу ли я это принять. ◼

10 комментариев:

  1. Графоманов предлагаю стерилизовать!))
    Спасибо за разбор полётов - как ты эту Диану!)))))))

    О ржи. Позавчера посмотрела фильм "За пропастью во ржи" - о Сэлинджере, его семье, войне, романе. Достойный фильм,посмотри.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я так резко про Диану не хотела, просто книга так бомбила, что мягче было просто невозможно. ╮( ̄ω ̄;)╭ Думается, другие её произведения поинтереснее, но эта книга никуда не годится, хотя почитать про подполье было весьма занимательно. Фильм, кстати, тоже не высший пилотаж про жену смотрителя зоопарка.
      А про Сэлинджера я бы с удовольствием посмотрела, давненько заметила, что такое кино готовится к релизу, но вот Николас Холт отвращает - я его не перевариваю, такой противный малый с вампирскими красными губами, который всеми силами пытается откреститься от образа милого ребёнка, блеющего Killing me Softly, в фильме "Мой мальчик". ┐( ˘_˘ )┌

      Удалить
  2. Спасибо за обзор! Сразу захотелось перечитать "Над пропастью", а потом сравнить с "продолжением")) А так как я сейчас работаю в библиотеке, то мне нужно просто спуститься вниз, в абонемент, и найти или заказать эти книги))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ого, Екатерина, как я тебе завидую! Работать в библиотеке, должно быть, очень интересно и прикольно. (°▽°)/ Тем более сейчас, когда библиотеки становятся культурными центрами ос множеством функций помимо традиционного обмена литературой:) Желаю увлечённых доброжелательных посетителей и много-много литературных открытий!

      Удалить
  3. Ответы
    1. Спасибо большое, Олеся! Я пишу одну рецензию часа три - где-то больше, где-то меньше - устаю бывает, но всё равно хочется многое сказать-переосмыслить, найти параллели, раскрыть тему, порефлексировать... не знаю насколько хорошо мне это удаётся, но, судя по твоему комментарию, неплохо, чему я несказанно рада! (o´▽`o)ノ

      Удалить
  4. Вах, как мне нравятся твои обзоры книг.) Ты так здорово свои мысли в слова обращаешь.)))
    Про "Жену..." спасибо, что сказала про графоманскую книгу, значит уберу ее из списка, потому что читать книги, где словам уделяется большее внимание, чем смыслу - это не мое.))) Фильм посмотрела, тоже особо не впечатлил, просто красивый фильм.
    Я скажу честно, "Над пропастью во ржи" не моя любимая книга, я вообще не понимаю почему такой сыр-бор вокруг нее. Вообще книги про странных подростков стараюсь не читать, они меня бесят все.)))
    И да ты права, чаще всего ноги всех проблем родом из семьи и детства, как бы мы не старались. (Где то фразу такую слышала, что родители, какими бы хорошими они не были все равно какую-нибудь травму да дадут, но именно это и формирует человека в последствии и этого не избежать.)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лиза, большое-большое спасибо! Очень приятно, что то, что я пишу, невсегда отдавая себе отчёт зачем, нравится и увлекает. (//▽//)
      В фильме Джессика Честейн такая непроходимая дурочка:)) Джесс вообще любит играть, где про ущемлённых евреев: помимо "Жены" в её фильмографии числятся "Расплата", где она была агентшей Моссада... и всё... не так уж она такие роли и любит, как мне изначально казалось, хехе. (⁄ ⁄>⁄ ▽ ⁄<⁄ ⁄)
      "Когда ребенок в классе попадает в передряги, всегда обнаруживаются передряги в семье", - цитата из книги "Пребудь со мной".

      Удалить
  5. Спасибо за обзоры! Больше всего мне нравится, что Вы делитесь честным впечатлением, но так, что это не отбивает желание прочитать самой, чтобы сравнить ощущения))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо большое, Марина! Ко мне можно на ты, мы ж тут все друзья. (^人<)〜☆ Рада, что мне удаётся придерживаться суверенитета на тонкой грани оценивания чужого тяжелого, как-никак, труда:)

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...